08 | 12 | 2021

Публичная школа социального знания и общественной практики

Занятие 5. Античное философское наследие о человеке: взгляд из России ХХI века


Дата: 6 декабря 2013 г. Время: 17.30 – 19.30

Фоторепортаж >>>

Приглашенный эксперт: кандидат философских наук, специалист в области нарротологии и теории образа Соколов Роман Евстратьевич (г.Чебоксары)

ВОПРОСЫ

Введение. «Античный человек» в XXI веке: утопия или реальность? Философская постановка проблемы.

1. Мифологические истоки философских концепций человека в Древней Греции. Человек в эпосе Гомера.

2. Концепция человека в досократической мысли: «физики» и софисты о природе человека.  Антропологический переворот Сократа.

3. Платон: человек как soma и psyche. Проблема ценностей.

4. Аристотель: человек в животном царстве, проблема идеального человеческого поведения. Основа человеческой природы.

Заключение. Античный образ человека для современной России: забытое прошлое, черты настоящего или перспектива будущего?

Тезисы выступления

Вопрос 1.

Концепт человека, о котором идёт речь в данном докладе, представляет собой особое «понятие-ценность», а не объективное понятие. Поэтому его конкретное смысловое наполнение определяется не объективными свойствами человека, а тем культурным образом, который вырабатывается в рамках той или иной социокультурной общности.

Этот концепт не является статичным. Можно говорить о нескольких стадиях, которые он проходит в своём становлении. Первая из этих стадий может быть определена как протофилософская. На этой стадии вырабатывается  мифопоэтическое понимание человека, коррелирующее с определённой перспективой оценки человеческой природы и человеческого поведения, предполагающей конституирование образа «достойного человека», в котором воплощаются добродетели идеального вождя древнегреческого ойкоса. Специфическое значение концепта «достойный человек» раскрывается благодаря его связи с такими понятиями, как psycho, thumos, arete, menos, kradie, noos, phrenes, soma, demas и мн. др., которые не находят точных соответствий в современном русском языке и требуют особого разъяснения.

Протофилософское понимание человека в Др.Греции раскрывается для нас прежде всего благодаря своему воплощению в литературном нарративе, в рамках которого оно обнаруживает свою культурную специфичность, проявляющуюся в особой трактовке отношений между индивидом и группой, между человеком и богами, а также в особого рода самосознании и эмоциональных реакциях, характеризующих именно древнегреческого человека.

Вопрос 2.

Второй стадией развёртывания концепта человека у греков можно считать его разработку в рамках досократической философии. Здесь происходит дифференциация человеческих функций и выделение наиболее важной из них с точки зрения конституирования человеческого существа. Так, в некоторых случаях разграничиваются функции ума (nous) и души (psuche), что, в принципе, не было свойственно протофилософскому пониманию человека. В дискурсе натурфилософов ключевым для раскрытия концепта человек становится пара phusis / psuche. Причём последнее трактуется как нечто материальное и обретает статус сердцевины и несущей основы человеческой индивидуальности. Таким образом, делается шаг в сторону метафизического истолкования человека по ту сторону непосредственной видимости. С этим связана переоценка «традиционных ценностей» (например, богатства) у атомистов и учреждение новых — таких, как удовольствие (euthumia).

У софистов центральной при раскрытии природы человека становится пара nomos / phusis. Тема номоса (закона) встречается уже у Демокрита, для которого «фюзис не противоречит номосу». Фюзис сам себя ограничивает законами. Поэтому, чтобы достичь «удовольствия», мы должны им следовать.  Софисты же противопоставляют фюсис и номос (под которым они понимают не только закон, но и обычай). Тем самым они релятивизируют человеческий закон (номос), противопоставляя его космическому закону. Правда, у самих атомистов уже имеется противопоставление фюсиса и номоса как подлинной сущности вещей и их видимости. Но софисты делают из этого (чисто онтологического) противопоставления этические выводы: указание номоса случайно, тогда как указание фюсиса необходимо. Поэтому человек волен приступать закон, если он делает это незаметно. Таким образом, релятивизация номоса приводит к оправданию аморализма.

Сократ занимает этическую позицию, совершенно противоположную позиции софистов. Он видит архэ (первооснову всего сущего) в божественном добре, а следование этому последнему (т.е. добродетельную жизнь) единственным и надёжнейшим путём к счастью. То, что он наделяет архэ не космическим, а нравственным содержанием, и то, что предметом его философствования становится именно человек, позволяет говорить о чисто антропологическом характере его философствования.

Сократ учил людей самосознанию. Поэтому именно он радикальным образом трансформировал понятие agathos, кардинально изменив сам смысл хорошего и плохого. Он осуществил то, что Ницше называл «переворачиванием ценностей». До него под agathos греки понимали такие «добродетели», как состоятельность, сила, смелость, ловкость, удачливость, т.е. всё то, что ведёт к успеху в жизни, для Сократа же они не значили ровным счётом ничего, поскольку только справедливый человек может быть счастлив, а несправедливый («знающий это о себе»), как бы он удачлив не был, — нет. Рассматривая философию Сократа в современной перспективе, можно сказать, что он конституировал новый тип «доблестного человека»: человека-гражданина.

Вопрос 3.

Если Сократ, можно сказать, разработал демократическую концепцию человека, то Платон придерживался иного взгляда: он считал, что люди неравны между собой и это неравенство является врождённым. Для того, чтобы обосновать этот тезис, он включил в своё учение о человеке концепцию метемпсихоза (переселения душ), которую позаимствовал у пифагорейцев. Природа человека у Платона определяется его душой, а душа бессмертна и вечна. Поэтому каждый человек с самого рождения предназначен к определённому виду деятельности и идеальное государство должно учитывать это различие между людьми и строится по иерархическому принципу. В этом Платон, странным образом, удивительно близок своему философскому противнику: Ницше.

Врождённое различие между людьми, по Платону, определяет те ценности, которым они следуют в ходе своей жизни. Одни довольствуются низшими ценностями и, соответственно, низменными удовольствиями (связанными с вожделеющей «частью души»), другие направляют к высшим ценностям, поскольку у них разумная, высшая, часть души госодствует над остальными. Тело Платон понимает как «темницу души», а само рождение человека — как падение души из мира Добра в мир Зла. Поэтому Ницше называет Платона отрицающим жизнь «нигилистом».

Вопрос 4.

В отличие от своего учителя, Аристотель не девалоризирует тело, но, напротив, делает его неразрывно связанным с душой (так называемый, гилеморфизм). При этом душа у него из самостоятельной субстанции превращается в энтелехию тела: он различает вегетативную, животную и интеллектуальную души. Именно благодаря осуществлению функций интеллектуальной души человек (по мнению Аристотеля) обретает подлинное счастье.

Аристотель также ставит вопрос о справедливости как высшей добродетели, но подходит к нему иначе, чем Сократ и Платон. Если для последних справедливость — это некая сущность или эйдос, которым должен следовать в своей жизни добродетельный человек, то для Аристотеля справедливость должна определяться в каждом индивидуальном случае отдельно. Поскольку именно индивидуальное (а не общее) в его учении наиболее бытийно.

Заключение.

Таким образом, античность оставила нам в наследство богатый опыт рефлексии о природе человека. Она поместила человека в Космос не как его центральное звено, а как органическую часть (микрокосмос). Поэтому она может быть актуальна для современного экологизма. Древнегреческая мысль также сумела выработать два принципиально разных образа «идеального человека»: человека-воина («доблестного» и «хитроумного» вождя ойкоса) и человека-гражданина (идеальным воплощением которого стал Сократ). Последний образ человека особенно актуален для современной России и мира в целом.

Работы эксперта:

1. Без-образное как элемент образа // Проблемы культуры в современном образовании: глобальные, национальные, регионально-этические. - Чебоксары, 2001. - С. 65-72.
2. По ту сторону образа: онтология безобразного в творчестве Мориса Бланшо. - Чебоксары : Энтри, 2011. - 118 с.
3. Проблематика Darstellung в «Литературном абсолюте» Ж.-Л. Нанси и Ф. Лаку-Лабарта // Философский журнал. - 2013. - №1(10). - С. 112-120.

Литература:

1. Аристотель. Никомахова этика / Аристотель // Сочинения в 4 томах. - Москва : Мысль, 1983. - Т. 4. - С. 53-294.
2. Ницше, Ф. Воля к власти : опыт переоценки всех ценностей / Ф. Ницше. – Москва : Культурная революция, 2005. – 352 с.
3. Ницше, Ф. Рождение трагедии, или Эллинство и пессимизм / Ф. Ницше. - Москва : Академический проект, 2007. – 736 с.
4. Платон. Горгий / Платон // Сочинения в трёх томах. - Москва, 1968. - Т. 1. - С. 255-365.
5. Платон. Государство / Платон // Сочинения в трех томах. - Москва, 1971. - Т. 3(1). - С. 89-454.
6. Рено, А. Эра индивида / А. Рено. - Москва : Владимир Даль, Фонд «Университет», 2002.
7. Хайдеггер, М. Европейский нигилизм // Хайдеггер, М. Время и бытие. Статьи и выступления / М. Хайдеггер. - Москва, 1993. - С. 63-176.
8. Adkins A.W. H. From the Many to the One. Study of Personality and Views oj Human Nature in the Context of Ancient Greek Society, Values and Beliefs.

Список литературы:

КНИГИ

87.3(0)3
Л79
1451149(ОГЛ)
Лосев, А. Ф. Платон. Аристотель / А. Ф. Лосев, А. А. Тахо-Годи. - [Изд. 2-е., испр. и доп.]. - Москва : Молодая гвардия, 2000. - 391, [2] с., [8] л. ил. : ил., вкл. л. - (Жизнь замечательных людей : ЖЗЛ : Сер. биогр. ; вып. 777). - Библиогр. в подстроч. примеч.

87.3(0)3
Г64
1427002(ОГЛ)
Гомперц, Т. Греческие мыслители : в 2 т. Т. 1 / Теодор Гомперц ; пер. с нем. Д. Жуковского, Е. Герцыка ; науч. ред., коммент., примеч. и предисл. А. В. Цыба. - Санкт-Петербург : Алетейя, 1999. - 605 с. - (Серия «Античная библиотека»).
87.3(0)
С59
1420595(ОГЛ)
Сократ. Платон. Аристотель. Юм. Шопенгауэр : биографические повествования / [сост., общ. ред. и послесл. Н. Ф. Болдырева ; худож.-оформ. А. Ю. Данилов]. - Челябинск : Урал, 1995. - 399 с. - (Биографическая серия. 1890-1915 : Библиотека Ф.Павленкова ; Т. 9).

87.83(0)
Л79
1408954(ОГЛ)
Лосев, А. Ф. История античной эстетики : Софисты. Сократ. Платон / А. Ф. Лосев. - [Репринт. воспроизведение текста изд. 1969 г.]. - Москва : Науч.-изд. центр «Ладомир», 1994. - 715 с. - Библиогр.: с.682-709.

87.3(0)
Т19
1430197(ОГЛ)
Таранов, П. Золотая философия / Павел Таранов. - Москва : АСТ, 1999. - 544 с. - (Серия «Звезды мировой философии»). - Библиогр.: с.537-541 (143 назв.).

 

 СТАТЬИ:


Ален. Софисты / Ален ; пер. с франц. и примеч. К. З. Акопяна // Философские науки. - 2005. - № 9. - С. 84.

Соловей, И. В. Дискурсивные стратегии современного поля политики: ортодоксия и софистика / И. В. Соловей // Философские науки. - 2007. - № 2. - С. 51-65.

Петруня, О. Э. Тупики софистики и пространства философии : новый этап борьбы за логос / О. Э. Петруня // Вестник Московского университета. Сер. 7, Философия. - 2007. - № 3. - С. 44-64. - (Постмодернизм в философии). - Библиогр. в примеч.