27 | 11 | 2021

Алексеева, Е. Время учить иероглифы : (об открытии "Недели китайского языка")

 

Год китайского языка открылся на днях в России. В Чебоксарах его решили поддержать тематической неделей. Каждый вечер в Национальной библиотеке посвящен самым ярким аспектам восточной культуры – каллиграфии, медицине, ушу. Выводить иероглифы будет учить семнадцатилетняя китаянка Чжао Минхуэй. Вот уже почти год, как она учится в чебоксарской гимназии № 1.

Невысокая, улыбчивая Чжао выглядит не старше чем на четырнадцать. В Чебоксары Чжао приехала, не зная ни слова по-русски. В языковую среду ее выбросили, как в воду, – выплывет или нет. Чжао выплыла. По крайней мере, сейчас "барахтается" вполне уверенно. На философские темы, может, и не будет рассуждать, но рассказать о себе вполне сможет.

Чтобы одноклассники и гостевая семья не мучились с ее китайским именем, Чжао выбрала для себя русское – Яна. На вопрос: "Как тебя мама отпустила в далекую Россию?" – Чжао улыбается: – Она очень добрая.

Родители Чжао – бизнесмены, они обеспечивают дочь, пока та учится в чужой стране. Ее родной город в провинции Хэйбэй похож на Чебоксары, рассказывает Чжао-Яна, небольшой, чистенький и аккуратный.

– Летом у нас такая же погода, а вот зимой не так холодно. У вас зимой очень-очень холодно!

Чжао довелось вплотную познакомиться с настоящими русскими морозами. Дело в том, что ей почему-то не нашли гостевую семью в Чебоксарах, а устроили жить в частном доме в поселке Синьялы. С удобствами, как говорится, на улице.

Кроме того, каждый день Чжао нужно ехать в школу в северо-западный район столицы на пригородном автобусе. А в холода, когда автобусы ходили плохо, маленькая китаянка брела несколько километров до аэропорта, чтобы там сесть на троллейбус и добраться до школы.

Дочь китайских бизнесменов стойко перенесла это испытание. И с большой любовью рассказывает о своих "мама и папа здесь" и двух их дочерях – "один большой сестра и другой маленький сестра", как объясняет Чжао.

Наслышанные о красоте и благозвучности китайских имен, мы не удержались и спросили у Чжао, как переводится ее имя. "Чай", – ответила девочка. Младшая сестра тоже "Чай". Но скучает она вовсе не по чаю. Наша еда Чжао очень нравится.

– Суп! – воодушевленно говорит она и чуть ли не облизывается. – И каша! И еще картошка!

– А блины?

– Блины – нет!

О китайской еде Чжао тоже вспоминает. Однажды она делала пельмени для своей гостевой семьи.

– По вкусу похожи на русские пельмени, но как готовить – отличаются.

Особых скидок для китаянки в школе не делают. В конце учебного года ей предстоит сдать экзамен по русскому языку и математике. А затем Чжао вернется к себе в Китай.

Девочка она открытая, смелая. И, несмотря на не слишком блестящее знание русского языка, успела побывать в Москве и Казани, сейчас собирается в Екатеринбург. А до начала учебы в России одна съездила в Арабские Эмираты.

Единственное, что не дается, – чувашский язык.

– Очень сложный. Знаю три слова. Одно из них "кунта" (сюда).