Писатели Чувашии в Великой Отечественной войне

 

Чувашская литература периода Великой Отечественной войны Погибшие на фронтах Великой Отечественной войны Они вернулись с поля боя
Пламенным словом и личным примером

Николай Дедушкин

Перо и штык

(Великая Отечественная война 1941-1945 годов и чувашская литература)

Во всей истории нашей Родины не было более тяжелого и грозного испытания, чем Великая Отечественная война. Речь шла о том: быть народам Советского Союза свободными или порабощенными.

Вместе со всеми народами на защиту Советской Родины поднялся и чувашский народ. Сыны и дочери его мужественно, храбро, не зная страха и не щадя своей жизни, сражались против немецко-фашистских захватчиков.

Чувашские писатели шли в бой вместе с теми, кого они изображали до войны в своих произведениях.

Война внесла большие изменения в литературу. Если ранее, в годы предвоенных пятилеток, главной темой нашей литературы был мирный труд советского народа, строящего социализм, то теперь главной темой становятся подвиги советских людей в борьбе с фашизмом. Героем литературы стал воин социалистического общества, освободитель человечества от фашистского варварства. Такого героя еще не было в истории, его еще не знала литература.

Интересы мобилизации сил народа на разгром врага требовали перестройки всей деятельности организаций писателей, композиторов, художников, театров, радио и т. д. Нужно было прежде всего пересмотреть планы работ творческих союзов и коллективов, книжного издательства, радиовещания, определить место каждого работника литературы и искусства во всенародной войне против фашизма.

На второй же день войны, 23 июня 1941 года состоялось большое совещание чувашских писателей, журналистов и редакторов Чувашкнигоиздата с повесткой дня: "О пересмотре плана художественного сектора Чувашгиза и об издании оборонной литературы". Это совещание ясно определило ближайшие задачи чувашских писателей, журналистов и работников Чувашгиза по выполнению призыва Центрального Комитета нашей партии и Советского правительства "Все для фронта. Все для победы!".

4 июля 1941 года Правление Союза писателей организовало бригаду поэтов для работы над чувашскими текстами стихов – лозунгов к "Окнам ТАСС" в составе Алагера, Калгана, Тукташа, Эльгера, Ухсая, Эсхеля.

24 августа 1941 года Союз писателей уже подводил первые итоги творческой работы и наметил конкретные мероприятия по дальнейшему активному участию в общественно-политической жизни республики.

Правление Союза писателей в период войны с гитлеровской Германией неоднократно обсуждало творческую деятельность писателей, проводило литературные вечера на фабриках и заводах, в колхозах и в учебных заведениях, писатели систематически выступали перед воинами, отправляющимися в действующую армию, они приняли активное участие в составлении "Письма чувашского народа к своим сынам-фронтовикам", в сборе средств в фонд обороны страны. Например, С. Эльгер и Я. Ухсай в августе 1941 года первыми внесли в фонд обороны по 1000 рублей и призвали всех творческих работников республики последовать их примеру. 12 августа 1941 года М. Трубина прислала в Союз писателей письмо, в котором она писала: "7 августа я подала в издательство телеграмму с просьбой перечислить из моего гонорара 1500 рублей в фонд обороны страны... Прошу оказать содействие, чтобы быстрее перечислили". Чувашгиз в 1941 году выпустил сборник рассказов "С красным знаменем". Авторы сборника перечислили в фонд обороны весь причитающийся им гонорар.

В военное время возрос спрос на литературу. С 1941 по 1945 год Чувашгиз выпустил 870 названий массово-политической, оборонной, сельскохозяйственной, художественной и детской литературы общим тиражом около 6 миллионов экземпляров. Несмотря на трудности военного времени, регулярно выходили две республиканские, две городские, 29 районных и четыре заводские газеты, альманах "Илемлĕ литература" (с № 18 1944 года "Тăван Атăл").

Многие деятели чувашской литературы в годы войны с оружием в руках сражались с врагом. Смертью храбрых пали в борьбе с фашистами М. Данилов-Чалдун, А. Петтоки, В. Бараев, Е. Еллиев, Ф. Ситта, М. Ястран, К. Кольцов, И. Думилин и другие. Военными журналистами работали П. Хузангай, Я. Ухсай, Л. Агаков, В. Долгов, Н. Ильбеков, А. Талвир, В. Алагер. Командирами и политработниками подразделений были А. Алга, М. Сироткин, В. Ржанов, М. Уйп, Д. Кибек и другие.

Вспоминая военные годы, народный поэт Чувашии Педер Хузангай писал: "Быть или не быть Родине, народу, каждому из нас? – так стоял вопрос. – Быть! – говорили мы, и каждый в меру своих сил и умения старался служить общему делу. Все виды поэтического оружия, все жанры – поэма, лирический монолог, письмо-наказ народа своим сынам-бойцам и ответ-клятва бойцов, солдатский лубок, песни – все работало на победу".

Силу и остроту патриотических чувств, разбуженных в тружениках Чувашии фашистским вторжением, передавали стихотворения первых военных месяцев – "Кровь за кровь" С. Эльгера, "Я призываю" и "Разгромить врага" Н. Шелеби, "Клятва Волге" и "За родную Москву" П. Хузангая, "Винтовка" Я. Ухсая, "Сыну чувашскому" А. Алги, "Гнев народа" А. Эсхеля, "Проводы" И. Тукташа, "Присяга Родине" В. Бараева. Обращенные к сынам и дочерям чувашского народа, эти стихи призывали их быть в годину испытаний отважными, как сказочный Улып-богатырь.

Героической патетики была полна фронтовая лирика Педера Хузангая. Активный участник войны, поэт несколько раз был ранен и из госпиталей вновь возвращался на передовую. "Ты будешь жить, Родина моя!", "Духом не дрогнем в бою", "Воин, помни о матери-Родине, только вперед!" – писал он в своих стихах. В поэзии П. Хузангая образ Родины неотделим от родной республики, ее прошлого и настоящего. Само слово "Чувашия", обращение к Волге, к близким и родным, к чувашскому языку приобрели для поэта особое значение.

Немало строк посвятил П. Хузангай великой дружбе, боевому братству советских народов. В стихотворении "Ночь перед боем" (1942) передается задушевная беседа между солдатами разных национальностей. При всей декларативной условности их речей, они выразительно раскрывают общую решимость бороться с фашизмом до полной победы. Вот что говорит друзьям боец-чуваш:

Покинул я Волгу, покинул дубравы,
Цветущие липы, хлопочущих пчел.
Пошел воевать я за нашу державу,
За Днепр и за Прут, и за Вислу пошел...

Широко развернулось в годы войны творчество Якова Ухсая. В 1943 году он выпустил сборник "На поле битвы", куда вошли песни, баллады, лирические письма, стихи-призывы, написанные на фронте. Их пронизывает центральная для военной лирики поэта мысль о гуманистической сущности битвы с фашизмом. Фронтовика Я. Ухсай изображает не просто как человека с оружием в руках, – в нем он прежде всего видит хозяина великой страны, думающего о судьбе родины, тонко чувствующего красоту родной земли. И поэтому в его лирике сама земля вместе с солдатом противостоит врагу. Поэт утверждает неразделимость счастья и красоты с победой над фашизмом.

Сражающийся соотечественник и в огне войны оставался для поэта человеком-созидателем. Таков герой его небольшой поэмы "Соловей" – лейтенант Александр Туринге, танкист, подбивший в тяжелом поединке фашистского "тигра". Когда-то студент консерватории, в минуты короткого затишья он с упоением слушает соловьиные трели и складывает свою "Песнь о смелом соловье".

Цикл стихов и поэм Я. Ухсая военного времени заканчивается лирической хроникой "На берегу Влтавы" (1945). Верный правилу говорить "за себя" и "за других", поэт здесь в диалоге лирического героя с девушкой-чешкой выражает мысль о том, как дорога советским солдатам Родина, в боях за которую они дошли до середины Европы.

Хоть хоромы золотые,
Подарить мне обещай,
Я вернусь в мою Россию,
В мой родной, советский край!

В суровые годы войны окреп, обрел зрелость талант А. Алги. Поэт не боялся раскрывать жестокие, трагические стороны военных событий. Однако даже самые драматические картины свободны у него от какой бы то ни было пессимистической окраски, ибо они проникнуты непоколебимой верой в победу советского народа и сознанием его высоких освободительных целей.

Сквозь пламя, идущим в атаку, видны
Парад, у Кремля
И сиянье весны,

- писал поэт в стихотворении "Коль ненависть в сердце".

Стихи А. Алги эмоционально и выразительно рисовали переживания человека на поле боя. Его лирический герой мужал и духовно креп на долгой военной дороге от западной границы до Волги и от Волги до Берлина. Вера в жизнь, в победу над врагом приходит к нему как результат нелегких испытаний. "Нет, погоди... Я не умер еще! Мне еще надо пробиться к Берлину", – восклицает раненый в бою солдат (стих. "Кровь").

Последний год войны, приближающаяся победа внесли новые краски в поэзию А. Алги. Его герои, прошедшие большой фронтовой путь, все чаще задумываются о близком мирном труде.

Много и плодотворно работал в годы войны М. Уйп, выпустивший в 1943 году сборник стихов "Вперед, на запад!". Большой популярностью пользовались его сатирические стихи, в которых он высмеивал бредовые планы гитлеровцев о мировом господстве. Поэт широко прибегал в них к фольклорным образам и мотивам солдатского юмора. Чувашская сатирическая поэзия вообще приобрела исключительную действенность в годы войны. Многочисленные стихотворные фельетоны, памфлеты, басни, эпиграммы, частушки были созданы поэтами Н. Шелеби, П. Хузангаем, С. Шавлы, народным сказителем Кашкыром Мигули, известным чувашским сатириком Иваном Мучи.

Тревожная и напряженная эпоха повысила, как и всюду, роль чувашской массовой и лирической песни. Видное место среди поэтов-песенников той поры по праву принадлежит Илье Тукташу. В его стихах и песнях глубокое патриотическое чувство выступает в форме воспоминаний о дорогих сердцу местах, в обращениях к дорогим сердцу людям ("Проводы", "Орел", "Любимая").

Со стихами в прозе выступал и В. Долгов. Его лирический монолог "Отчизна" – исповедь бойца, обращенная к Родине.

Настоящих высот в годы Великой Отечественной войны достигла чувашская поэзия больших форм. Лиро-эпическая поэма П. Хузангая "Таня" (1942) была одной из первых в ряду многочисленных произведений поэтов разных национальностей о подвиге Зои Космодемьянской; она предвосхитила, в частности, и поэму М. Алигер. Поэма П. Хузангая стала со временем хрестоматийной, она живет по сей день как один из лучших образцов национальной поэзии.

Изображая подвиг героини, П. Хузангай не стремится к фотографическому воспроизведению деталей, к пересказу известных документальных материалов. Он хочет убедительно представить всю напряженность военной обстановки, рассказать о переживаниях Тани, показать всю твердость ее нравственных убеждений.

Реальное переплетается в поэме со сказочным. Как образную параллель П. Хузангай использует чувашскую легенду о единоборстве дочери солнца Хевельби с владыкой ночи, злым духом Вубором. Подобно Хевельби, и Таня "за это солнце, чтоб и впредь оно отчизну грело, идет на бой – на жизнь и смерть"...

В годы войны П. Хузангай начал работать над поэмой "Семья Аптраман"; первые главы ее были написаны и публиковались в военную пору. Впоследствии поэт многократно дополнял и перерабатывал свое произведение и в 1954 году завершил его как роман в стихах.

В романе живут, страдают и борются, радуются и побеждают несколько поколений рода Аптраманов. Никогда и нигде не унывать – вот их неизменный девиз. Чувашское слово "аптраман" означает – неунывающий, неутомимый, стойкий. И в этом большой обобщающий смысл: Аптраманы – символ, воплощение чувашского народного характера. "Народ родной в боях мужая, весь родом Аптраманов стал", – пишет поэт.

Одним из центральных в чувашской поэзии военных лет был образ матери, благословляющей своего сына на подвиг во имя советской Родины. Обобщающий, эпический масштаб приобрел этот образ в поэме М. Уйпа "Мать солдата" (1943). В ней тесно сплетаются лирическое и героико-романтическое начала. Поэт использовал здесь богатый запас средств народной поэтики. Сюжет поэмы объединяет эпизоды фронтовой жизни с картинами жизни тыла. Старая мать провожает на фронт единственного сына – Кузюка, – давая наказ отомстить за отца, убитого немецкими интервентами в 1918 году, за слезы тысяч матерей и детей. Чувства матери-патриотки выражены в письмах и монологах, обращенных к Кузюку. Но приходит день, когда мать получает извещение о гибели сына в бою. Рассказ об этом выдержан в форме чувашских устно-поэтических причитаний и проникнут одновременно и скорбью, и гневом.

Глубоко лирично письмо, полученное героиней от друзей погибшего сына. Потерявшие своих матерей во время войны, они просят ее стать им второй матерью. Чувство общности с людьми, с народом помогает героине одолеть огромное горе. К ней возвращается воля к жизни, желание помочь соратникам павшего сына. Героиня М. Уйпа – воплощение героического, поистине эпического характера советской женщины, которую не сломили утраты и лишения военных лет.

По свежим следам военных событий были созданы поэмы о героях Великой Отечественной войны – "Орел" (1943) А. Эсхеля, "Он бессмертен" (1945) С. Эльгера и "Зоя" (1945) С. Шавлы.

В поэме "Орел" рисуется жизнь и боевое мужество прославленного сына чувашского народа, Героя Советского Союза, летчика Федота Орлова. В поэме "Он бессмертен" изображен героический подвиг лейтенанта-чуваша Ивана Смирнова, павшего смертью храбрых в боях под Ленинградом. А Эсхель и С. Эльгер не просто раскрывают героический характер, но и показывают его типичность для советского общества. Поэма "Зоя", посвященная подвигу чувашской девушки-радистки Зои Семеновой, построена в форме задушевной беседы поэта с героиней, бесстрашно действовавшей в тылу врага.

Чувашская поэзия поднялась в годы Великой Отечественной войны на новую ступень; многие достижения этого периода вошли в основной фонд национальной литературы. Не менее широким был в военную пору диапазон чувашской прозы. Она обратилась к народу прежде всего на языке художественной публицистики. Особенно активно работали в этой области Л. Агаков, В. Долгов, Н. Ильбек, И. Тукташ. Их публицистические выступления были связаны главным образом с разоблачением бесчеловечного облика гитлеровской армии и рассказом о героических подвигах советских воинов на поле боя.

К числу лучших произведений художественной публицистики того времени следует отнести "Письмо чувашского народа своим сынам-фронтовикам" (1943), в составлении которого участвовали С. Эльгер, И. Тукташ, А. Эсхель и другие. Их мастерство сказалось в умелом использовании изобразительных возможностей чувашского языка, его синтаксического строя и фразеологического богатства.

"Письмо" звучит как торжественный сказ о ратной доблести чувашских воинов, которые вместе с великим русским народом на протяжении веков не раз поднимались на защиту Отчизны. Устами авторов "Письма" родная республика благословляла своих посланцев быть в бою крепкими, как могучие кряжи чувашских дубрав.

Большое место в чувашской прозе 1941-1945 годов занял очерк, успешно развивавшийся еще в довоенные годы. Весьма распространены были художественно-биографические очерки об уроженцах Чувашии – героях Отечественной войны. Очерки такого типа были представлены в сборниках "Богатыри", "Сыны чувашского народа".

Фронтовые очерки В. Долгова "Радистки", "Тихий человек", "Удивительная винтовка", "Снайпер" и другие рассказывали не только о мужестве советского солдата, но и о его воинском умении, о боевых приемах, с помощью которых он бил врага. И. Тукташ в очерках "Павел Лаптев", "Золотая звезда" и другие, оставаясь в пределах строгой документальности, стремился заглянуть в глубь характера воинов-земляков, приоткрыть их нравственно-психологическую суть.

Многие рассказы строились, подобно очерку, как зарисовки какого-либо события или характера, отличались они лишь большей степенью художественного домысла. Рассказы и новеллы "Красноармеец Самсонов", "Семья Антона", "Лизавета Егоровна" М. Данилова-Чалдуна, "Старик № 33", "Душа солдата", "Медаль" Л. Агакова, "Маленькая Клавдия", "Горячий день", "В госпитале" Н. Ильбекова и другие были написаны непосредственно на передовой. Рядом с повседневными фронтовыми буднями их авторы стремились запечатлеть яркие, острые эпизоды войны и героические, мужественные натуры советских людей.

Внимание А. Эсхеля и Ф. Уяра привлекла жизнь тех, кто, проводив близких на фронт, трудился на родных полях. Лирическая новелла "В суровые дни" А. Эсхеля и рассказ Ф. Уяра "Письмо" в эмоциональных и выразительных деталях передавали мысли и чувства тружеников села, саму атмосферу их напряженного труда.

Уже в ходе войны чувашские прозаики обратились к жанру небольшой повести. Перу Л. Агакова принадлежат повести "Партизан Мурат" (1942) и "Сильнее смерти" (1945), перу С. Аслана – "Гроза" (1942). Однако это были лишь первые подступы к обобщению. Подлинная широта изображения военной деятельности во всей ее сложности была достигнута чувашской прозой позднее, уже в послевоенный период.

В годы Великой Отечественной войны новыми произведениями пополнилась наша драматургия. Непосредственным откликом на фашистское вторжение явились одноактные пьесы "Патриоты" Н. Айзмана, "За Родину" Е. Никитина и другие.

Драматические события войны послужили материалом для многоактных пьес И. Максимова-Кошкинского "Возлюбленные", "Голубая двойка", "Дети наши" и "Счастливая весна". Различные по своим идейно-художественным достоинствам, пьесы эти воспроизводили как картины напряженной борьбы с врагом, так и жизнь тыла.

Серьезный след в национальной драматургии оставили пьеса Н. Айзмана "Лиза Короткова" (1943) и историко-героическая драма А. Калгана "Иван Кадыков" (1942).

Лиза Короткова – героиня одноименной пьесы Н. Айзмана – заменяет мужа, ушедшего на фронт, на посту председателя колхоза. Драматург стремился воплотить в ее образе нравственную цельность и душевную стойкость советской женщины-чувашки. Героиня не только хранит любовь к мужу-фронтовику, но и сплачивает вокруг себя односельчан, поднимает их на самоотверженный труд. В тяжелые минуты ее поддерживает добрым словом и делом свекор – старик Спиридон. Его колоритный образ запечатлел веками складывавшуюся мудрость, здравый смысл мужественного и терпеливого в испытаниях чувашского народа.

А. Калган начал собирать материал для драмы "Иван Кадыков" еще до войны. Он художественно обобщил в ней подлинные события истории, изобразил картины борьбы за Советскую власть в Чебоксарах в 1918 году. Иван Кадыков – председатель Чебоксарского Совета, погибший в этой борьбе, – предстает выразителем революционного сознания народных масс, их вожаком и организатором. А. Калган подчеркивает в нем черты национального героя-коммуниста. Драма овеяна высокой романтикой революционного подвига. Этому способствует и стихотворный текст, подчеркивающий героическое звучание.

Конечно не все, созданное чувашскими писателями за время Великой Отечественной войны, может претендовать на художественную полноценность и долговечность, но очевиден значительный шаг вперед, совершенный в 1941-1945 годы нашей литературой. Чувашская литература в этот период по-новому раскрыла облик своего народа, запечатлев его героические черты, она создала новые образные и жанровые формы, новые способы изображения жизни и деятельности воюющего народа.

Вместе с героическим советским народом литература Чувашии с честью прошла дорогу великой войны с фашизмом.

В полях и на горящем полустанке,
В суровый холод и палящий зной,
В сырой землянке и гремящем танке
Я слышал голос твой, язык родной!

- писал Я. Ухсай в стихотворении "Родной язык" (1945). Таким голосом Родины и была для тысяч чувашских бойцов и тружеников тыла окрепшая чувашская советская литература периода Великой Отечественной войны.

Советский народ героически выдержал суровое испытание войны. Враг был разбит, повержен. "…"

Советская литература за 30 послевоенных лет сумела так или иначе затронуть многие стороны Великой Отечественной войны. В творчестве чувашских писателей послевоенного периода особо отразились героические и трудовые подвиги сынов и дочерей чувашского народа. Так, на полках наших библиотек появились такие книги, как повести и романы Л. Агакова "Золотая цепочка", "Солдатские дети", "Надежда", А. Алги "Меч и серп", В. Алендея "Лаох", "Сердце солдата", А. Артемьева "Саламби", Д. Кибека "Герои без вести не пропадают", Н. Ильбека "Четыре дня", И. Лисаева "Мне 15 лет, комбат", В. Ржанова "Своими глазами", А. Талвира "До войны, на войне, после войны", К. Турхана "Деревня в ветлах", Г. Харлампьева "Когда совесть чиста", В. Эльби "Невесты" и другие, поэмы А. Воробьева "Ветла", "Кибенек", "Цивильский мост", Н. Евстафьева "Сын героя", Г. Орлова "Экзамен", "Сильнее смерти", Я. Ухсая "Мусе Джалилю", пьесы В. Алигера "Два товарища", И. Вашки "О чем шепчутся листья", Н. Терентьева "Кукушка все кукует", "Сибирская дивизия", Г. Харлампьева "Любовь бессмертна", М. Удалова "Актриса" и другие.

Идут годы, но по-прежнему одним из мощных источников вдохновения для всех нас является военно-патриотическая тема. Создано немало талантливых художественных произведений, в которых правдиво отражена героика минувшей войны против немецко-фашистских захватчиков. Но художники слова хорошо понимают, что предстоит еще много сделать для более глубокого раскрытия социально-политических истоков Великой Победы над фашизмом и ее всемирно-исторического значения. Писатели Чувашии, как и все деятели советской многонациональной литературы и искусства, сделают все необходимое для того, чтобы никогда в памяти человечества не померкли героические дела советского народа в Великой Отечественной войне.

Дедушкин, Н. Перо и штык / Николай Дедушкин // Дружба. – 1977. – № 28. – С. 3-12.